Внимание: проводятся технические работы. Всё может сломаться в любой момент!

Александр Николаевич™

Материал из Кубанец — свободная краснодарская энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Опять власть меняют[править]

Александр Николаевич™ прогуливался по Яблоновскому мосту, глядя на ночь и пустующее место расположения моста нового. Он вспоминал, как ещё года три назад они с Владимиром Лазаревичем™ любовно рассматривали мертворождённый футуристичный проект перезагрузки транспортных отношений Кубани и Адыгеи.


Рядом семенила Галина Дмитриевна™. Она всегда злилась оттого, что не поспевает за размашистыми шагами начальника. Сейчас она ещё и недоумевала. В этот вечер он неожиданно назначил ей встречу у моста и предложил прогуляться.


- Галя, мне нужно тебе кое-что сказать, - смущённо пробормотал Александр Николаевич™. - Понимаешь, похоже, между нами всё кончено. Всё. Отговорила роща золотая.

- Александр Николаевич™, я шото не пОняла, - удивлённо вытаращилась Галина Дмитриевна™. - Шо значит "кончено"? Это шо мне? Обратно в Выселки чухать?

- Галя, чухай куда хочешь. Ты понимаешь, что всю жисть так продолжаться не могло? Ты шо думаешь, Газета.ру просто так про тебя заметку месяц назад накропала? С того, шо у них голод информационный? Хрена с два, Галя. Дыма без огня не бывает. Олимпиаду построили, спортсменов вырастили, а два дерева вон уже взяли стулки, седают.

- Какие два дерева?! Какие стулки?! Александр Николаевич™, вы шо, борща за ужином переели? Чем вас там кормили сегодня после Совбеза?? Хосспади, ни на день одного оставить нельзя... Ох!!!


В воздухе раздались несколько хлопков и рёв двигателя. Галина Дмитриевна™ завизжала и рухнула в обморок. И без того дряхлый мост угрожающе затрясся. Что-то то ли просвистело, то ли прожужжало в каких-то 5 сантиметрах от уха Александра Николаевича™. В этот же момент он заметил, как по мосту в сторону Адыгеи уносится посаженная затонированная белая Приора. Александр Николаевич™ ощупал и осмотрел себя. Цел. Спустя пару секунд у него завибрировало в кармане пиджака.


Александр Николаевич™ достал из кармана эксклюзивную редкую модель шестого айфона в виде семечки подсолнечника.


- Але... Але... тьфу... Александр Николаевич™ на связи.

- Салам, братишка. Ну чё, труханул, э?, - раздался из трубки ехидный голос Джамбулата Хизировича™.

- Што? Джамбулат, братан, это чё ваще за приколы? Ты там опять кальяна перекурил, мля?

- Ну какой кальян, слушай. Мне тут не до кальянов, я, между прочим, тебе доклад на следующий Совбез готовлю. Ты ж сам поручил, помнишь? На предмет обеспечения безопасности первых лиц края. А это эксперимент был. Пока ты там с бабами по мостам шастаешь, аки Немцов, мои джигиты тебя выпасли.

- Я тебя завтра так выпасу, шо мама не горюй, болван. Отправлю обратно в колхоз, опять директором рынка будешь. Будешь там Старокубанские развязки фигачить. Всё, завтра к 10 на совещании шоб как штык был.

- Буду. Только ты бы всё-таки эти прогулки под луной прекращал, Бэтмэн. Сам знаешь, время нынче беспокойное. Так недолго и с Муратом Казбековичем™ начать Совбезы опять проводить, - пробубнил Джамбулат Хизирович™.


Александр Николаевич™ разозлённо отключил семечку и повернулся, чтобы помочь Галине Дмитриевне™ подняться. Но увидел только кусок колыхающейся и уносящейся в темноту в направлении краевой столицы юбки. Старенький двухполосный мост под её амбициозными и обиженными шагами беспокойно подрагивал.

Глум[править]

Tkachev-zabor-evl-hatu.jpg

Однажды Александр Николаевич™ сидел в своём кабинете и испытывал острое желание поглумиться. Губернатор снял трубку телефона, стилизованную под семечку подсолнечника, и нажал на кнопку местной связи.


— Вклад «Пенсионный» меня не интересует, спасибо, — устало проговорил в трубке голос Владимира Лазаревича™.

— Ты, брателло, ещё лет десять свою лямку тянуть будешь, — загоготал Александр Николаевич™, — собирайся и через полчаса поедем по городу кататься.

— Опять будешь на меня своего гусака натравливать? — вежливо уточнил мэр Краснодара.

— Не, живтоне пока на вольном выпасе, — миролюбиво ответил губернатор солнечного края, — назови самый гнусный цвет.

— Предположим, серый, — задумался Владимир Лазаревич™, — самый хуёвый ужасный город именно в сером цвете.

— Ну вот, брателло, едем в центр, останавливаем случайно мимо проходивших кубанских журналистов и спрашиваем у них — нравится ли им серый цвет или в рот он ебись нет, — выразил идею губернатор.

— Идея хорошая. А зачем? — недоумевённо произнёс мэр столицы Юга.

— А глумиться мы сегодня будем над политическими заключёнными и вынужденными эмигрантами, — голос губернатора прозвучал зловеще, — да у всех этих витишек, газарянов и чириков от слова «забор» взорвётся зад и будет вторым солнцем полыхать. А уж под двумя солнцами мы туристический поток живо обогреем.


Владимир Лазаревич™ устало вздохнул и отключился. Александр Николаевич™ встал, потянулся и посмотрел на себя в зеркало. «Сволочи всё-таки, нет на мне столько морщин», — про себя произнёс губернатор, — «шаржисты криворукие».

BDSM[править]

Однажды Александр Николаевич™ сидел в своём кабинете и смотрел в стену. За стеной раздавались стоны наслаждения, которые заглушали негромкое бормотание губернатора:

— Ведь были же игры как игры и тут все стали дебилы, ведь были же игры как игры и тут все стали дебилы.

Неожиданно в дверь кабинета без стука вбежало сорок человек из департамента СМИ, во главе которых гордо шагал, переходя на бег, советник губернатора по Интернету, держа в руке айпад с государственным гербом на единственной кнопке.

— Брателло, мы всё тебе разрулили, — закричал советник. — Вот смотри, как это покажем по телевизору.

Александр Николаевич™ посмотрел. На экране айпада сначала появились буквы «kink.com», а затем шли кадры, в которых крепкие мускулистые мужчины в масках хлестали кнутами связанных женщин.

— Вы охуели? — тихо спросил губернатор сельскохозяйственного края.

Советник изменился в лице, погладил айпад и видео сменилось на другую картину — зажиточный барин в традиционной одежде XIX века шёл к конюшне, где стыдливо толпились голые женщины крестьянского вида.

— Вы не только охуели, но ещё и ебанулись. — констатировал Александр Николаевич. — Ты считаешь, что бить женщин это нормально? Это же не Гельман!

— Но ведь... Семь ретвитов... Два фейворита... Медиаполе готово... — проблеял советник по Интернету.

Губернатор молча смотрел на него.

На экране айпада загрузилось следующее видео. Женщина в латексе поставила волосатого мужчину на колени, а затем пристегнула страпон.

В кабинете повисло напряжение.


Стихия[править]

Александр Николаевич™ сидел перед микрофоном в небольшом зале, в котором находились пара десятков человек и столько же журналистов. Глаза губернатора не двигались, журналисты терпеливо ждали. Откуда-то издалека послышались шаги, в зал спешно вбежал советник по Интернету, подошёл к главе региона и нажал на клавишу F5, замаскированную под брошку в виде значка «Единой России». Глаза провернулись, Александр Николаевич положил руку на микрофон и проговорил:

— не выходи из комнаты, не совершай ошибку.


Советник губернатора по Интернету ещё раз ткнул в брошку. На секунду глаза главы региона остановились, движение рукой повторилось и он чётко произнёс суровым голосом:

— в связи с необычайным разгулом стихии поручаю закончить все восстановительные работы после блекаута до конца дня.


В зале послышался ропот. Хабалка портала ЮГА.ру выкрикнула с места:

— вчера было!

— давайте так, — нервно ответил советник губернатора по Интернету, - нового текста нет, у нас связь пропала, не можем зайти на сайт с фрилансерами, чтобы заказать обновление.

— так ведь заметят, текст один в один же, — не унималась хабалка.

— не заметят, — отрезал советник, — уже двенадцать лет не замечают.


Александр Николаевич™ сидел.


Родственнички[править]

Однажды Александр Николаевич™ сидел в своём кабинете и монотонно тёр ластиком лист, на котором было изображено что-то наподобие дерева.

Сват, деверь, золовка, — тихо шептал губернатор.


Век воли не видать[править]

Однажды Александр Николаевич™ сидел в своём кабинете и нервно нажимал клавишу F5 на клавиатуре новенького MacBook.

На сайт «Живой Кубани» одновременно зашли два человека и он не справлялся с нагрузкой. В кабинет, открыв дверь бедром, влетела Галина Дмитриевна™ с небольшим телевизором в руках. Сзади волочился ворох проводов, которые помогал нести советник по Интернету.

Галина Дмитриевна™ шумно поставила телевизор на стол и нажала кнопку включения. Через секунду на экране появилось дёргающееся изображение с камеры мобильного телефона.

— специальное включение для телеканала «Дождь», — донеслось из динамиков (советник по Интернету поморщился), — мы находимся в зале суда, где прямо сейчас оглашают приговор Сергею Цапку.

Камера сделала крупный план на лицо главаря кущевской банды. Монотонный голос судьи дрогнул.

Пожизненное, — вздохнул Цапок.

— Остаюсь, — выдохнул губернатор.


Блогер против мусора[править]

Однажды Александр Николаевич™ играл на своём iPad в Modern Conflict 2. На экране значилась цифра: 28 дней в режиме выживания. До рекорда оставалось совсем немного, как в верху экрана появилось назойливое уведомление, но с этим ничего поделать было нельзя — никто из советников по Интернету не смог найти, где их можно отключить. Рука Александра Николаевича™ дрогнула и вместо убийства ещё одной больной свиной чумой свиньи он щёлкнул на уведомление, игра вылетела, а губернатор коротко выругался матом.


На экране был пост известного кубанского модника о проведении в крае волонтёрской акции «Блогер против мусора». Александр Николаевич™ хмыкнул и снял трубку правительственного телефона, стилизованного под цветок подсолнечника.


— Здравствуйте, Владимир Александрович™. А у нас акция проводится. «Блогер против мусора» называется. Понимаете, что значит, — хихикнув, произнёс губернатор.

— Брателло, ну ты конкретно заколебал уже, — возмутились на том конце провода, — что тебе опять?

Владимир Николаевич™ заколебал! Папаху не хочет носить, шаровары не умеет надевать, с шашкой вообще обращаться не научен, даже с какой стороны лошадь запрягать не знает! Своего хочу, нормального, гарного паренька из станицы.

— Так вот хрен тебе, — коротко рявкнула трубка, — ты не блогер. Ты микроблогер.


В трубке зазвучали короткие гудки. Александр Николаевич™ почувствовал себя оплёванным.


Басист[править]

Однажды Александр Николаевич™ смотрел видео на сайте YouTube. На огромном экране защищённого ноутбука накачанная молодёжь бодро читала тексты на иностранном языке, особенно выделялся бодрый басист. Губернатор Кубани одобрительно кивал головой в такт, плавно засыпая. Дрёму прогнал звонок правительственного телефона, стилизованного под цветок подсолнечника. Александр Николаевич™ вздохнул и снял семечку:

— Губернатор солнечного края слушает, — выдохнул он в трубку, — кто это?

— Хуячечная, — взорвалось на том конце провода.

— А. Владимир Ростиславович™, — улыбнулся Александр Николаевич™, — что случилось? Гельмана опять мне решили втюхать?

— Хуельмана! — Даже через тысячи километров было видно, как человек плюётся в трубку, — что вы там себе позволяете? Флагом российским подтираться? Сепаратисты!

— Вам-то какая разница, чем подтираться — не Достоевским же нашим всем.

— Хуевским! — Продолжал надрываться голос, — за наш триколор мальчишки гибли! В Чечне! И во вторую мировую!

— Слушай, дорогой, ну это же рокеры, они как дети малые, что видят, то и тянут. Мы с ребятами когда выступали, знаешь что делали с красной тряпкой?

— Хуяпкой! Если они выступят, то я тебе бюджеты на возрождение казачества порежу! Я тебе часы кубановедения в школах уберу! Я тебе... я тебе, я тебе всю семью Гельманов вышлю в опломбированном вагоне! — Пищала на ультразвуке трубка.

— Басист басисту глаз не выклюет, — резко сказал Александр Николаевич™.

— Хуист не выклюет, а казак и выклюет, — неожиданно тихо сообщили в трубке.


Александр Николаевич™ с ненавистью бросил трубку на рычаг и с чувством произнёс: «Smack my bitch up!»


Бренд[править]

Однажды Александр Николаевич™ рассматривал фотопанорамы других городов в компании с известным специалистом по брендингу Галиной Дмитриевной™.

— любому городу нужен слоган, — горячился Александр Николаевич™, — вот Москва порт пяти морей, а Киев мать городов русских! У нас так же должно быть. И хрен с ним, что в Москве нет моря, а Киев не мать!

— а может, мы сделаем слоганом Краснодара «Happy end»? — задумчиво спросила Галина Дмитриевна™.

— в смысле? — не понял Александр Николаевич™.

— ну, Хэппи энд. Счастливое завершение. Как фильмы заканчиваются хорошо, — неуверенно проговорили Галина Дмитриевна™.

— то есть, — немного отстранённо произнёс Александр Николаевич™, — ты хочешь сказать, happy end. То есть, это всё может закончиться?..


Раздался звук упавшей стулки. Галина Дмитриевна™ растерянно смотрела на тело.


Грей[править]

Однажды Александр Николаевич™ задумчиво сидел в кабинете и смотрел фильм Эйзенштейна «Дмитрий Донской». Иногда его взгляд падал на стену, где большая плазма с налепленной в углу цифрой «9» перед глазами транслировала кадры с последней поездки губернатора в больницу отдалённого хутора.

«И вот так каждый день», — грустно хмыкнул Александр Николаевич™ и нажал кнопку выключения

С маленького телевизора в дальнем углу донеслось: «в выпуске: флешмоб «Запуск небесных фонариков», новый скандал вокруг свалки на Юбилейном, эффективное лечение простатита и новости спорта»

С явным отвращением на лице Александр Николаевич™ взял со стола лист бумаги, на котором было написано «Историческая драма. Екатерина Вторая. Всемирная история. ГТРК Кубань», скомкал его и бросил в урну. Рука потянулась к подборке сообщений с новостных лент, заботливо подготовленную его советником по Интернету. На этот раз папка была необычайно худенькой и содержала лишь один пресс-релиз с фотографией в полной рост, а также пояснительную записку:

«Глубокоуважаемый Александр Николаевич™! На этой неделе Интернет сошёл с ума! Все обсуждают, как к нам приедет порноактриса!!! Стыд и позор!!! Казачий край!!! Вековые традиции!!! Дорогой Мартин Алексеевич!», — далее было неразборчиво, а вместо подписи стоял грустный смайлик.

Александр Николаевич™ задумчиво опустил трубку телефона, взял в руку фотографию из папки, посмотрел на просвет и нараспев произнёс: «Александра, Александра, этот город наш с тобой, стали мы его судьбой».


Европа[править]

Однажды Александр Николаевич™ выбежал на поле стадиона «Кубань», схватил микрофон и громко крикнул:

- Мы в Евроооооооопеееее!

С трибун по привычке донеслось:

- В опе, в опе, в опе...


Савва[править]

Однажды Александр Николаевич™ читал подборку сообщений с новостных лент, заботливо подготовленную его советником по Интернету:

«Руки прочь от Михаила Валентиновича™», «Известный правозащитник в застенках ФСБ», «Студенты провели акцию в поддержку преподавателя, угнетённого кровавым режимом» — кричали заголовки.

Александр Николаевич™ вздохнул, снял трубку городского телефона и нажал кнопку со словами shit&mech. Через секунду в трубке раздался знакомый голос.


— Михаил Борисович™, — немного изменённым голосом произнёс губернатор солнечного края, — вы нам рушите всю систему сдержек и противовесов.

— Брателло, у нас всё как полагается по инструкции — руки чистые, сердце горячее, а голова холодная. О том, что эта голова должна ваши многоходовки распутывать, ничего не сказано. Свои сдержки можете коровам крутить.


В трубке зазвучали короткие гудки. Александр Николаевич™ достал мобильный телефон и отправил на номер горячей линии президента короткое сообщение «Свободу Михаилу Валентиновичу™!». Затем вздохнул и с чувством выполненного долга перешел к свежему номеру «Экспресс-газеты».


Блогер[править]

Однажды Александр Николаевич™ играл в «Весёлую ферму» на своём планшете iPad new. Его раздражали всплывающие окна в верху экрана, сообщающие ему о том, что на его твит откликнулся ещё один пользователь. Но с этим ничего поделать было нельзя — никто из советников по Интернету не смог найти, где их можно отключить. Неожиданно на краю стола заблеял баран — это зазвонил телефон межрегиональной связи с главами СКФО. Александр Николаевич™ нехотя отменил постройку будки для свиньи и снял трубку.


— Здорово, брателло!, — в трубке искрился радостью голос с кавказским акцентом, — новости читаешь?

— Я новости пишу, брателло, — сквозь зубы произнёс Александр Николаевич™.

— Хреново пишешь, — заливисто хохотал голос с кавказским акцентом, — в десять раз тебя круче!

— Братан, ты пойми, финансирование не то, — начал выкручиваться Александр Николаевич™, — мне даже на участок в Белореченском районе для Жерара не дали средств.

— А ты ширше подходи к делу, ширше, — продолжал издеваться голос, — у тебя все шансы были, со свиньями играли, свиньи померли, а ты прохлопал, всё на своей дощечке кидался птицами. Выпишу тебе фофана на следующей летучке. Подтягивайся.

— До встречи, — прошипел Александр Николаевич™ и бросил трубку в угол.


Александр Николаевич™ задумчиво покачивался на стуле.


Медиалогия продажная... Козёл ты!, — в пустоту произнёс Александр Николаевич™.


Выборы-выборы[править]

Однажды Александр Николаевич™ сидел на совещании с будущими главами городов Кубани и внимательно следил за дискуссией.

— За мной все врачи Анапы, каждый шприц за меня проголосует, — рассказывал будущий глава Анапы, — минимум 80% наберу.

— А я наберу 88%, — горячился будущий глава Тихорецка, — все тёлки и быки города меня в лицо знают.

— Чёртов фашист, — парировал будущий глава Анапы, — да со мной все менты будут, лично каждого обошёл.

— У меня каждая учительница подмазана, — перешёл в атаку будущий глава Тихорецка, — а они всех детей научат, что говорить родителям!

Неожиданно для всех Александр Николаевич™ стукнул кулаком по столу.

— Вы бы хоть на одной детской плошадке хоть одну карусель бы .. смазали, — в сердцах крикнул Александр Николаевич™, встал из-за стола и вышел из кабинета.

Будущие главы городов Кубани поражённо молчали.


Лифт[править]

Однажды Александр Николаевич™ задумчиво смотрел телеканал «Дождь». Румяный Дзядко возбуждённо вещал о коррупции в области госзакупок. Его слова прервал звук «му-у-у» — это был рингтон правительственного телефона, стилизованного под цветок подсолнечника. Александр Николаевич™ вздохнул и снял семечку:


— Брателло, почему нам до сих пор заказ не доставили, — в семечке пыхтел голос Сергея Викторовича™ , — нам с живыми людьми работать надо!

— Непонятки с заказом у вас, дорогой мой, — улыбнулся Александр Николаевич™, — указано, что позиция «бейсбольная бита» штук десять, а позиции «бейсбольный мяч» штук ноль. Нецелевое расходование средств.

— Ты мне тюльку не гони, любезный, — взорвался голос в семечке, — у нас других мячей хватает, мы же спортсмены, нечего казёные деньги растрачивать.

— Ну хорошо. Про должок не забудь. Жду две с половиной единицы в евро до конца недели, — перешёл на серьёзный тон Александр Николаевич™, — и помни, что мы в «Агрокомплексе»™ не используем рабский труд. Колхоз — дело добровольное.


Александр Николаевич™ положил семечку на стол, выключил румяного Дзядко и открыл веб-сайт «Transfermarkt». «Это ж он на сколько меня за все эти годы опустил», — выдохнул глава региона.


Искусство требует жертв[править]

Однажды Александр Николаевич™ сидел с Маратом Александровичем™ в баре «Дикий койот».


— Брателло, ты же понимаешь, что я хочу сделать из нашего края столицу мирового искусства, — возбуждённо вещал Александр Николаевич™, держа в руке кружку белого сухого вина кубанского производства.

— И что ты от меня хочешь, — поморщился Марат Александрович™, отпив из своего бокала, — гарсон, виски! Вы сначала сделайте так, чтобы в Анапе людей не называли бздыхами.

— Всё будет, Марат, всё будет! Мы в крае уже запретили говорить «забор», теперь только «изгородь», «оградка», «частокол» — точно так же и с бздыхами будет. Запретим! , — расплёскивая напиток, вещал Александр Николаевич™.

— Старый еврей хочет знать только одно — кто платит за банкет и какой бюджет мероприятия, — хитро прищурился Марат Александрович™.

— Нуу. А сколько захочешь? Сколько тебе в Перми отвалили? , — спросил Александр Николаевич™.

— В Перми-то условия жёсткие. Холодно там, тюрьмы по всему городу, болота и топь, — рассуждал Марат Александрович™, — там за всё время мне под пол-лярда спустили.


Его слова прервал звук «му-у-у» — это был рингтон мобильного телефона, стилизованного под семечку подсолнечника. Александр Николаевич™ глянул на экран и нажал на большую кнопку с гербом Краснодарского края:


— Брателло, ты совсем берега попутал?, — раздался в семечке голос пожилого человека.

— Виктор Гаврилович™, что стряслось?, — пробормотал Александр Николаевич™.

— У нашего хора музея до сих пор нет, а ты какому-то еврею миллионы подкидываешь? Прав был батька Кондрат™, — ревело в трубке.

— Виктор Гаврилович™, давайте решим всё как цивилизованные люди, — взмолился Александр Николаевич™.

— Ты как знаешь, но ноги этого жидка не будет на Кубани, уж мы постараемся, — отрезал голос и отключился.


Александр Николаевич™ отвёл семечку от уха и с грустью посмотрел на неё. На экране уже был следующий вызов.

Марат Александрович™ выжидательно смотрел.


Паблик рилейшнс[править]

Однажды Александр Николаевич™ сидел в своём просторном кабинете и с тоской смотрел на огромные часы, отсчитывающие дни до Олимпиады-2014. Его тоску прервал звук «му-у-у» — это был рингтон правительственного телефона, стилизованного под цветок подсолнечника. Александр Николаевич™ вздохнул и снял семечку:


— Алло?

— Здорово, братан, как твой рейтинг, — в семечке звучал бодрый голос Владислава Юрьевича™

— Славик, ну хоть ты не подкалывай, — устало произнёс Александр Николаевич™

— Да ладно, я по делу, — хмыкнул голос, — у тебя же там была женщина, Зорина вроде[1], ну Марата Александровича™ которая выгнала?

— Ну есть такая, подруга дней моих суровых, — продекламировал Александр Николаевич™

— Есть на ж... шерсть, короче, отправляешь её на тачилле гонять по улицам города, снимаешь её с регистратора, да так чтобы бычку закатила, а потом показательно ругаешь и пересаживаешь на трактор «Беларусь» в дальний хутор с глаз долой, — сообщила семечка.

— Да ну как так-то, — заволновался Александр Николаевич™, — все ж поймут, что это невзаправду, да и какая ж это новость.

— Незаменимых нет, — отрезал Владислав Юрьевич™ и прервал связь.


Александр Николаевич положил семечку на стол. На его губах играла лёгкая улыбка.